Критерий творчества (ч.1)


Следующие сообщения | Ответить на сообщение | Как возможно творческое воображение? (1) | FAQ

Однажды 10 мая 2000 года в 02:52:51 Элеонора Ригби в ответе на сообщение про К дефиниции ТВОРЧЕСТВА – ч. 1: творческий резонанс, посланное Сергей Борчиков в 02 мая 2000 года в 23:37:59: написал(а):

"Критерий – признак, на основании которого производится оценка, определение, классификация чего-нибудь; мерило." (Толковый словарь русского языка под ред. Ушакова)

Уважаемый Сергей Борчиков!

Прежде всего, хочу извиниться перед Вами за причиняемые неудобства, которые должны быть связаны с состоянием "совершенного раздрая", в который Вы время от времени попадаете по моей вине. Очень хотелось бы исправиться, но, к сожалению, не могу Вам этого обещать. Для этого нужно либо перестать "точно и профессионально ставить задачи и цели исследуемой проблемы", чего мне не хотелось бы, либо начать давать "глубокие" (глубинные?) решения этих проблем, что, как Вы понимаете, не в моей власти. Да и, к слову сказать, почему решение глубокой проблемы не может лежать на поверхности? А если оно лежит именно там, то зачем его специально "топить"?

Как уже отмечалось, в ходе данной дискуссии Вы снискали всеобщее признание как мастер всевозможных дефиниций. По этому поводу Вам уже был "пропет дифирамб" организатором дискуссии, поэтому не буду повторяться, а сразу перейду к существу дела. Ценность дефиниций заключается в первую очередь в том, что они позволяют ВЫДЕЛИТЬ то или иное (определенное) множество предметов (или явлений) из общей совокупности предметов (явлений), имеющихся в мире. То есть, если у нас есть "хорошая" дефиниция, скажем, стола, то мы всегда, "столкнувшись" с произвольным предметом, можем решить, является ли этот предмет столом, или нет. Поэтому, желательно, чтобы те или иные признаки, закрепляемые в дефиниции, могли непосредственно выполнять роль КРИТЕРИЯ, на основании которого мы можем определить, подпадает ли тот или иной предмет под данное понятие, или нет. Пример из столь любимой С. Катречко книжки "Экспресс-логика". Определение "зайца", как "заяц – безбилетный пассажир" является достаточно хорошим, поскольку признак "не иметь в наличии (при себе) билета" вполне может выполнять роль критерия, при решении вопроса о том, кто является "зайцем", а кто – нет. Что и позволяет контролерам на транспорте ЭФФЕКТИВНО выполнять свои служебные обязанности. А представьте себе, что было бы, если бы мы имели, например, такое определение (иногда ошибочно принимаемое некоторыми пассажирами): "заяц – это пассажир, который СОЗНАТЕЛЬНО едет без билета". Во что бы тогда превратилась работа контролера? В сплошной ад (а она и так нелегка)! Каждый "заяц" стал бы утверждать, что он "не хотел" ехать без билета, "не знал" и т.п., а поди разберись, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ тот или иной конкретный пассажир в том или ином конкретном случае сознательно не купил билет, или скажем, по рассеяности, слишком задумавшись о судьбах России (или погрузившись в глубокий процесс диалектического мыслетворчества). Значит, признак из второго определения не может выполнять роль критерия. Конечно, всегда предпочтительнее, чтобы дефиниция предоставляла в наше распоряжение эффективный критерий для распознания того или иного предмета или явления (являющегося значением определяемого термина), хотя и следует отметить, что это не всегда возможно.

В настоящем сообщении мне бы хотелось рассмотреть эту проблему применительно к предпринятой Вами попытке, дать дефиницию термина "творчество". Конечно, три Ваших сообщения не являются классическим явным определением, но они, очевидно, и не претендуют на это. Скорее, эти сообщения, в совокупности, представляют собой некоторый КОНТЕКСТ, который призван предоставить в наше распоряжение КОНТЕКСТУАЛЬНОЕ (т.е. неявное) определение вышеупомянутого термина. Ну что ж, принимая во внимание теорему Бета об определимости (если термин неявно определим, то он также явно определим), я попытаюсь подвергнуть анализу предложенный Вами контекст, с тем, чтобы попробовать выявить ИМПЛИЦИТНО (неявно) содержащиеся в нем признаки творчества (как его понимаете Вы), и посмотреть, могут ли эти признаки выполнять роль КРИТЕРИЕВ ТВОРЧЕСТВА. Далее, на основании этого анализа, я попробую уточнить некоторые из выделяемых Вами признаков, с тем, чтобы сделать возможным их эффективное применение (в указанном отношении) к тому или иному конкретному тексту. Затем мы можем подвергнуть сформулированный критерий эмпирической проверке, а именно, посмотреть, как он "работает", например, при решении следующего практического вопроса: чьи тексты (в рамках данной дискуссии) являются "более творческими" (заключают в себе больше творческого содержания, или несут в себе больший творческий потенциал) – подписанные именем "Сергей Борчиков" или подписанные именем "Элеонора Ригби".

Общее замечание к последующему изложению. Конечно, творческие проявления человеческой деятельности являются чрезвычайно разнообразными. Мы можем вести речь о "музыкальном творчестве", "художественном творчестве" и т.п. Чтобы несколько ограничить область рассмотрения, оговорюсь, что в дальнейшем, когда я говорю о "творчестве", я везде веду речь о творческом содержании ТЕКСТОВ (более конкретно, философских текстов).

Начнем с того, что выделим некоторые критерии творчества (в Вашем понимании), которые удается обнаружить в Ваших же сообщениях на эту тему. Я даю этим критериям специфические "названия-ярлыки", которые нужно рассматривать именно как ярлыки, и не понимать их (названия) слишком буквально.

1. "Эгоистический критерий".
Суть данного критерия состоит в следующем. Текст является творческим, если его автор таковым его во всеуслышание называет (объявляет). Например, если автор пишет: "В настоящей творческой статье я творчески решаю такую-то и такую-то творчески поставленную мною творческую проблему". При этом, чем чаще автор употребляет слово "творчество" (желательно, при этом, писать его прописными буквами, а произносить с придыханием), тем более творческой натурой следует его (или ее) считать. И наоборот, если в тексте ни разу не встречается слово "творчество" (и/или производные слова), то это неопровержимо свидетельствует о том, что данный текст творческим не является, а его автор – безнадежно нетворческая личность. Достоинство данного критерия заключается в простоте и эффективности его применения. Достаточно взять текст, посчитать количество употреблений в нем слова "творчество", и – готово точное и однозначное заключение о "психологическом портрете ... личности", стоящей за данным текстом. Красота! Тем не меннее, я полагаю, что эгоистический критерий должен быть отброшен как слишком СУБЪЕКТИВНЫЙ. В качестве аргументов против данного критерия мы можем привлечь подходящие пословицы и поговорки (народную МУДРОСТЬ), как то: "Сколько ни говори "сахар", во рту слаще не станет"; "Быть, а не казаться!"; "Недостаточно назваться груздем, чтобы им быть"; "Судите по делам, а не по словам"; и многие другие.

2. "Мистический критерий".
Здесь я немного забегаю вперед, так как этот критерий выдвигается Вами при рассмотрении понятия "творческого резонанса" (см. ниже). Представляется, однако, что мистический критерий может быть выделен в качестве самостоятельного (и самодостаточного), поскольку, если бы он оказался преемлимым, то мы вполне могли бы, при решении вопроса о том, когда тот или иной текст является творческим, ограничиться одним этим критерием. Суть мистического критерия заключается в том, что текст следует признать творческим, если ознакомление с ним сопровождается "прозрением, восхищением, откровением, катарсисом, благоденствием, приобщением к высочайшему и т.п.". То есть, тем, что М. Симон обозначил как "гиперкакойтотам экстаз" (к сожалению, не помню уже точно, какой именно, поэтому буду сокращенно называть его просто "гиперэкстазом"). К сожалению, данный критерий приходится также отбросить, в силу его НЕЭФФЕКТИВНОСТИ. В самом деле, во-первых, непонятно, у ВСЕХ ли должен данный текст (чтобы считаться творческим) вызывать гиперэкстаз, или только у НЕКОТОРЫХ? А если не у всех, то у кого именно? Во-вторых, гиперэкстаз характеризует, главным образом, не тот или иной текст, а, скорее, САМУ ЛИЧНОСТЬ, которая с текстом ознакамливается. По-видимому, текст вообще даже и не обязателен для испытания тем или иным индивидом гиперэкстаза. Поводом для этого может послужить что угодно, и это "что-то" вовсе не обязательно должно быть чем-то внешним по отношению к субъекту. Некоторые субъекты вполне могут черпать (и черпают) источник для гиперэкстаза В САМИХ СЕБЕ! В-третьих, на основании чего мы можем заключить, что тот или иной человек испытал или испытывает гиперэкстаз? Очевидно, только не основании слов (утверждений) САМОГО ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА. Итак, мистический критерий фактически оказывается "двойственным вариантом" эгоистического критерия: текст является творческим, если КТО-ТО объявляет его таковым. Сомневаюсь, что в такой форме мы имеем ДОСТАТОЧНЫЕ ОСНОВАНИЯ для его принятия.

3. "Физический критерий".
Собственно говоря, именно данному критерию в основном посвящены три Ваших сообщения. Текст является творческим, если он вызывает РЕЗОНАНС (иногда Вы говорите "творческий резонанс", но тогда получается круг в определении, поэтому, лучше воспользуемся термином С. Катречко – "смысловой резонанс"), то есть, если при ознакомлении с данным текстом возникает смысловой резонанс. Конечно, данная формулировка нуждается в серьезных уточнениях и разъяснениях, однако даже в таком неясном виде, физический критерий выглядит значительно предпочтительнее эгоистического и мистического. Во-первых, он, безусловно, более ОБЪЕКТИВЕН, о чем свидетельствует даже использование терминологии из область физики. В самом деле, резонанс есть некоторое объективно существующее ОТНОШЕНИЕ (в данном случае, между текстом (или, смыслами, которые текст представляет) и индивидом, который с ним ознакамливается). Силу "физического" резонанса (как особого рода колебаний) даже можно измерить посредством определенных физических приборов. Это наталкивает на (на первый взгляд крамольную) мысль – а нельзя ли "сконструировать" некий "прибор" для измерения смыслового (творческого) резонанса? [Как мы увидим ниже, эта мысль вовсе не так абсурдна, как это может показаться вначале.] Во-вторых, в силу своей объективности, этот критерий оставляет надежду на придание ему желательной ЭФФЕКТИВНОСТИ так, чтобы всегда, столкнувшись с тем или иным проявлением человеческой деятельности (в данном случае – с текстом), мы могли бы, посредством применения данного критерия, определить, заключает ли в себе данный текст хоть какое-то творческое содержание, а если да, то каков его "удельный вес". Однако, без необходимых уточнений (и при "мистическом" истолковании понятия резонанса), велика опасность коллапса физического критерия в еще одну разновидность эгоистического критерия, когда все сводится к тому, что мы должны верить на слово тому или иному субъекту, когда он (или она) утверждает, что испытывает "творческий резонанс" с "миром смыслов" того или иного мыслителя. В этом случае ценность физического критерия будет равняться ценности эгоистического критерия, то есть, нулю. Чтобы этого не произошло, ниже понятие резонанса будет подвергнуто критическому разбору и демистификации, и, на этой основе, будет предпринята попытка сформулировать действительно "работающий" (эффективный) критерий творчества.

(продолжение в следующем сообщении)


Следующие сообщения:

Ответить на сообщение

Ваше имя:

Ваш e-mail:

Тема сообщения:

Текст сообщения:

Ссылка на URL (по желанию):

Заголовок (название) ссылки:

Ссылка на URL картинки (по желанию):

Пароль:


Следующие сообщения | Ответить на сообщение | Как возможно творческое воображение? (1) | FAQ