Ульянов Ленин. Против Российской Империи.


Следующие сообщения | Ответить на сообщение |

РУССКАЯ ИДЕЯ (6)
| FAQ

Однажды 18 сентября 2000 года в 22:50:59 Вячеслав в ответе на сообщение про Пласт русской истории..., посланное Вл.Рус в 18 сентября 2000 года в 21:38:04: написал(а):

Владимир УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)
СПРАВА ФЮРЕР, СЛЕВА ВОЖДЬ -ДВЕ ПРОПАСТИ КРУТОГО МАРШРУТА (Ленин о русских, неграх, немцах и евреях)
Тебя связали кумачом,
И опустили на колени,
И приговор Тебе прочел,
Великий Вождь, кровавый Гений.
Игорь Тальков "Россия"
Если еврейское происхождение дедушки Адольфа остается недоказанным, то еврейская родословная матери Володи известна всем специалистам.
Гитлеровская бабушка Анна Мария Шикльгрубер в 1837г. родила гитлеровского отца Ало-иса в австрийской деревне Строуне, куда она перебралась после работы поварихой в доме богатой еврейской семьи Франкенбергов из Граца. Считается, что в этой семье ее мог соблазнить девятнадцатилетний сын хозяев, иначе как объяснить, почему Франкенберги выплачивали своей бывшей домработнице пособие, пока мальчику не исполнилось 14 лет. Скромное еврейское пособие помогло перебиться матери-одиночке с маленьким Алоисом на руках. Через пять лет, Анна Мария вышла замуж за мельника Иоганна Георга Гидлера - брата фермера Иогана Нипомака Гидлера, у которого она жила вместе с ребенком.
Ни тот, ни другой брат не признавали будущего отца Адольфа своим сыном, а Иоганн'да-же после женитьбы на гитлеровской бабушке Анне Марии, не усыновил Алоиса-
Вероятная четвертинка еврейской крови в жилах Адольфа Гитлера, накрутка его кварт-еронства на рецессивный ген ветхозаветно-талмудического богоизбранничества и надменного отношения к неевреям (гоям) как к "скотам с человеческими лицами" могла быть ответственна за расовую нетерпимость и беснование будущею фюрера.
Так, провозглашая богоизбранничество и превосходство не еврейской, а на этот раз - через подмену - арийской нордической расы, Адольф Гитлер тем не менее почти как еврей Карл Маркс отказывал арийским по происхождению русским и вообще славянам в праве на достойную историю и жизнь. В данном случае германский этноцентризм подмял расовое индоевропейское братство.
А что касается евреев, то Гитлер их фактически мифологизировал и вознес до демиурги-чески-божественных высот, представил их творцами мировой и современной цивилизации и тем самым принизил историческое достоинство неевреев. Гитлер относился к евреям настолько болезненно-ревниво и достаточно амбивалентно-противоречиво, что такое отношение лучше всего согласуется сего бессознательным или смутно осознаваемым комплексом своей полукровной или квартеронной "еврейскости", своей генетической причастности к притягательному, но внешнему и малодоступному для него динамичному еврейскому истеблишменту.
Владимир Ульянов примерно столь же психологически - отстранение и экспериментаторски - ревностно воспринимал русский народ, о любви или жалости вождя Коммунистического Интернационала к русским и к России говорить смешно, а к евреям он, как известно по его писаниям, воспоминаниям о нем и ленинской кадровой политике, - относился и с нежностью, и с нетерпеливостью. Весь фрейдистский комплекс еврейской закваски, умноженный на исторически сложившееся национал-отщепенство русской разночинной люмпен-интеллигенции, породил нашу злосчастную антирусскую революцию и сам феномен лживого, нетерпимого, кровожадного большевизма.
Еврейкой была ленинская мать - Мария Александровна Бланк (1835-1916), а генеалогические корни ленинского отца Ильи Николаевича Ульянова уходят в том числе и в калмыцко-моигольскую степь. Отец Марии - житомирский еврей Израиль Бланк при крещении в 1820г. получил христианское имя Александр, женился на Анне Ивановне Гросшопф, генеалогические корни которой в свою очередь уходили в шведскую еврейско-германскую почву *. Скрывая свое еврейское происхождение, В.И.Ленин в 1922г. на вопрос всероссийской переписи о национальности деда по матери ответил "Не знаю" **. Коктейль ленинской крови был изначально транснационален, но "еврейскость" определяла характер и менталитет.
Карл Маркс и Адольф Гитлер видели в русских лишь человеческое стадо, нуждающееся в жестком пастухе-дрессировщике. Ленин тоже не сентиментальничал со славянским племенем, но иногда находил ободряющее словцо для наркотизированных оболваненных "борцов за рабочее дело" и вообще для русского народа, который "Сумел взять на себя честь поднять зна-/мя международной Социалистической революции".
"Я прекрасно знаю, товарищи, - искренне восклицал он, - и я прежде говорил не раз, что это знамя в слабых руках, и его не удержат рабочие самой отсталой страны, пока не придут рабочие всех передовых стран им на помощь. Те социалистические преобразования, которые мы совершим, они во многом не совершенны, слабы и недостаточны: они будут указанием западноевропейским передовым рабочим, которые скажут себе: "Русские начали не так то дело, которое нужно было начать", но важно то, что наш народ по отношению к немецкому народу не только слабый и не только отсталый, а народ, поднявший знамя революции' (т-36, с. 109-110)
Однако в отличие от барана-закоперщика, которому на скотобойне предоставляется "честь" вести остальное стадо под ножи, русский народ сам был превращен в "революционное мясо", которое всласть пожирали и продолжают пожирать леворадикальные экспериментаторы.
Ленин по-своему заботился о "пролах", как рачительный врач. Надо привнести этим беднягам с человеческими лицами - революционное классовое сознание, ибо у самих русских работяг собственного сознания, собственных мозгов заведомо не было и быть не могло.
Пусть ленинская "организация революционеров", ставшая сталинским "орденом меченосцев", подталкивает со стороны русских рабочих, которые склонны ограничиваться борьбой за свои сиюминутные экономические требования, не всегда нацелены на свержение царизма и развал страны. "Мы, профессиональные революционеры, - писал В.И.Ленин в "Что делать?" (1902),- должны продолжать и будем продолжать ТАКОЕ подталкивание".
Не беда, если стадо (то-есть народ) иногда упирается и не идет в леворадикальньш рай, не восстает, возвращается с митингов и баррикад на рабочие места, как это было после революции 1905. Тогда' социал-демократия обязана изолировать себя от мелкобуржуазного народа... Тогда... с.-д. пролетариат воспитывает этот народ к борьбе, ...развивает его сознание, решительность, твердость и т.д." (1907,2 мая).
Следуя методике В.И.Ленина, нынешние необольшевистские леворадикалы науськивали шахтеров - забастовщиков в феврале - апреле 199^г. прежде всего на политическую борьбу с Центром, на передачу всей полноты власти Совету Федерации, т.е. фактически на расчленение Родины-Матери. "Социалдемократы, - подчеркивал В.И.Ленин в "Что делать?", - не только не могут ограничиться экономической борьбой, но и не могут допустить, чтобы организация экономических обличений составляла их преобладающую деятельность... Революционная социал-демократия подчиняет борьбу за реформы... революционной борьбе за свободу и социализм".
Транснациональные леворадикалы из "Демократической России" наподобие Ю.Афанасьева или Г.Старовойтовой тоже небезуспешно подчинили борьбу шахтеров за реформы - национал-предательской "революционной" борьбе за "свободу Литвы", за "шведский социализм", за "доброго царя" Б.Ельцина и т.п. Ленинский лозунг поражения и растаптывания своей страны снова в моде и ведет за собой люмпенпролетарские массы-
"Для нас, русских, с точки зрения трудящихся масс и рабочего класса России, - писал Ленин 17 октября 1914г., - не может подлежать ни малейшему, абсолютно никакому сомнению, что НАИМЕНЬШИМ злом было бы теперь и тотчас - поражение царизма в данной войне. Ибо царизм во сто раз хуже кайзеризма".
* Штейн М. Генеалогия рода Ульяновых. - Собрание-дайджест "Независимой газеты", Москва, 1991, N3, с.8. См. также: Литератор (Ленинград); Горбин Е. Кому служил адвокат Бланк? - Наше время, Петроград, 1991, N6, с.2-3.
** Фишер Луис. Жизнь Ленина. Перевод Онри Ронена. London: Overseas Publications Interchange, Ltd., 1970, с.12

"Ддл„ час, русских, - могли бы сказать нынешние леворидикальные авторитеты Г.Попов или Г.Явлинский, а также Ю.Афанасьев, Г.Староюйтова, Г.Ракитская, А.Мурашов и сотни других (не будем вдаваться в подробности их генеалогии), - наименьшим злом было бы поражение Центра".
Например, Г.Попов в своей брошюре "Что делать?" ( IWO) не только учит и гипнотизирует нас, идиотов, тривиальными истинами о демократии, денационализации и десоветизации, но под столь излюбленным большевиками "демнаркозом" подводит к главному - якобы необходимейшему расчленению существующего государства. "Я считаю, - пишет Г.Попов, - что его заменят национальные государства". Пусть они сформируются демократическим путем. Пусть, мол, по районам страны (желательно, наиболее дробным) проводится ре(ререндум о то-н, в какой из республик хотели бы жить жители района, и по большинству голосов формируются на месте СССР три, четыре, а то и пять десятков независимых государств.
Гитлер тоже хотел расчленять и властвовать на нашей земле, занимающей шестую часть суши и являющейся самым главным нашим наследством и богатством. И вот у нас, оглушенных и наркотизированных, без нашего сопротивления и гнева безнаказанно снова экспроприируют тысячелетнее достояние, обрекают нас на кровавые перманентные межнациональные конфликты.
Г.Попов предлагает депортацию "некоренных" (конечно, "по желанию", - хотя со времен Сумгаита известна реальная технология формирования такого "желания") и призывает прямым голосованием избрать главу исполнительной власти, хотя со времен Льоа Троцкого и Адольфа Гитлера, не говоря о латиноамериканских президентах-диктаторах, мы прекрасно усвоилч, что в нииум люмпенизированном обществе приходят на выборах к власти обычно демагоги и тираны. Перед нашими глазами Гамсахурдия, Ландсбергис и, увы, тот же Ельцин, капора еще до своего президентства возмутил других руководителей российского парламента и авторитаризмом, и некомпетентностью. По леворадикалы уже создали его культ, а массы голых идут на смерть за голыми королями.
Эти несчастные массы уже шли за большевиками в прошлые наши революционные /90.5-1917 гг. ц напоролись на то, за что боролись. История не учит люмпенов. Сейчас они идут за Ю.Афанасьевым, Б.Ельциным и Г.Поповым, снова надеясь на чудо и не желая даже видеть, что у них на глазах отбирают их дом и добро. Конечно, вскоре они опомнятся, но будет поздно. Взяв власть, тираны знают, как ее удерживать - надо учредить ЧК (толпы будущих мои-сеев урицких уже бродят по коридорам Моссовета, Ленсовета и Российского Белого дома) и нагнать ужас на тех, кто избрал лжедемокритическую швонь.
И леворадикалы действительно знают - "что делать?" с доверчивыми овцами. Надо депортировать их в загон -кончугюгерь. причем ленинско-большевистские соловки не просто предшествовали нацистско- гитлеровским Освенцимом, а на порядок превосходили их по садизму и результативности (жертвам).
Ленин еще до Гитлера загнал многомиллионный русский народ в рабство, выбил его генофонд: Гитлер отнюдь не жаждал освободить русских, он лишь стремился иудео - большевистских господ России заменить арийско-германскими.
Ленш^еще до Гитлера расчленил органически-многонациональную Россию на мсхинически-нирезанные этнонациональные "советские республики" и заложил мину "республиканского суверенитета" и "права наций на самоопределение вплоть до отделения" в самый фундамент многовековой отечественной государственности, чтобы эта мина взорвалась, если вдруг по-^чатнется коммунистическая тоталитарная власть. Гитлер хотел в России не просто "ев-рейско^т.ранснациональное" господство заменить своим, а уничтожить, как предусматривал и Ленин, именно русскую Мать-Родину.
Несколько нижеприводимых самосвидетельств Ленина говорят сами за себя:
"Наша задача - учиться государственному капитализму немцев, ВСЕМИ СИЛАМИ перенимать его, не жалеть ДИКТАТОРСКИХ ПРИЕМОВ для того, чтобы ускорить это нерснима-ние е|цс больше, чем Петр ускорял нерснимание западничества варварской Русью; - не останавливаясь перед варварскими средствами борьбы против варварства" (ПСС, т-36, с.301).
Из статьи "Русские и негры" (191J): Между русскими и неграми "сопоставление возможное. Негры позже всех освободились от рабства и до сих нор несут на себе всего более тяжелые следы оабства... Про русских история говорит, что они "почти" освободились от КРЕПОСТНОГО рабства в 1861 году... Освобождение американских рабов произошло путем менее "реформаторским", чем освобождение рабов русских. ПОЭТОМУ теперь, полвека спустя, на русских осталось гораздо больше следов рабства, чем на неграх. И даже было бы точнее, если бы мы говорили ^только о следах, но и об учреждениях".
"Отряды революционной армии должны тотчас же изучить, кто, где и как составляет черные сотни, а затем... выступать и вооруженной силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т.д. и гл." <4-е их).. т.9, C.J93)
"Россия - самая отсталая страна, в которой социалистическая революция невозможна" (2-е изд., т. 18, с. 170)
"Лозунг мира, по-моему, неправилен в данный момент. Это - обывательский, поповский лозунг. Пролетарский лозунг должен быть: гражданская война" (2-е изд., т. 18, с. 193)
"Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет* Мы любим свой язык и свою родину... Мы полны чувства национальной гордости, именно поэтому мы особенно ненавидим свое рабское прошлое (когда помещики дворяне вели на войну мужиков, чтобы душить свободу Венгрии, Польши, Персии»,Китая) и свое рабское настоящее, когда те же помещики, споспешествуюемые капиталистам, »еДут нас па воину, чтобы душить Польшу и Украину... никто не повинен в том, если он родился рабом;
по раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикраши-вает чабстао (например, называет удушение Польши. Украины и т.д. "защитой отечества" великороссов), .такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам" ("О национальной гордости великороссов", 1914)
"Иностранные капиталисты перенесли свои заводы в Россию. Таможенные пошлины.высо-ки, - прибыли необъятны - вот иностранный капитал и переселяется внутрь России"' ^ПСС, 14.21, с.366-367)
"Русский капитал есть отделение всемирной "фирмы", ворочающей СОТНЯМИ МИЛЛИАРДОВ рублей и носящей название "Англия и Франция" (ПСС, т.31, с.21)
"Когда наступит пора обновления, то все почувствуют это, увидят, что русский ч^-левек не дурак... Придет время, когда народ скажет, я не позволю больше себя мучить" (ПСС, т.36, с. 25).
"Прежде давили, душили Россию ее (мировой буржуазии - Ред.) солдаты. Теперь она пробует душить Россию при помощи окраинных государств. Царизм, помещики, капиталисты душили целый ряд окраинных народов - Латвию, Финляндию и т.д. Они вызвали здесь ненависть вековым угнетением. Слово "великоросс" стало самым ненавистным словом для всех artix народов, залитых кровью. И вот, провалившись на борьбе против большевиков собственными солдатами, АНТАНТА ставит ставки на маленькие государства: попробует ими задушить Советскую Россию!" (ПСС, т.40, с. 174)
"Последняя война дала горькую, мучительную, но серьезную науку русскому народу - организовываться, дисциплинироваться, подчиняться, создавать такую дисциплину, ттобы она была образцом. Учитесь у немца его дисциплине, иначе мы погибший народ и вечно будем лежать в рабстве. Так, и только так, шла история" (ПСС, т.36, с.23)
(Из дневниковых записей Льва Троцкого, 10 апреля 1935г.)
"Когда я в первый раз собирался на фронт между падением Симбирска и Казанью, Ленин был мрачно настроен. "Русский человек добер", "русский человек рохля, тютя...", "у наскаша, а не диктатура..."
Я говорил ему: "в основу частей положить крепкие революционные ядра, которые поддержат железную дисциплину изнутри; создать надежные заградительные отряды, которые будут действовать извне заодно с внутренним революционным ядром частей, не останавливать перед растрелом бегущих; обеспечить компетентное командование, поставить над спецом комиссара с револьвером; учредить воснно - революционные] трибуналы и орден зя личное мужество в бою". Ленин отвечал примерно: "все верно, абсолютно верно, - но времени слишком мало; если повести дело круто (что совершенно необходимо), - собственная партия помешает: будут хныкать, звонить но всем телефонам, уцепятся за факты, помешают. Конечно, революция закаливает, но времени слишком мало..."
Когда Ленин убедился из бесед, что я верю в успех, он всецело поддержал мою поездку, хлопотал, заботился, спрашивал десять раз на день по телефону, как идет подготовка, не взять ли в поезд самолет и нр...
Казань мы взяли обратно. Вернули также Симбирск. Я завернул в Москву. Ленин был в прекрасном настроении, физически выглядел хорошо. Мне показалось, что он смотрит на меня какими-то другими глазами. Он умел влюбляться в людей, когда они поворачивались к нему известной стороной...
У нас бывали с Лениным острые столкновения, ибо в тех случаях, когда я расходился С ним по серьезному вопросу, я вел борьбу до конца. Такие случаи, естественно, врезывались в намять всех. и O'HHX много говорили и писали впоследствии эпигоны. Но стократно более многочисленны те случаи, когда мы с Лениным понимали друг друга с полуслова.»"




Следующие сообщения:


Ответить на сообщение

Ваше имя:

Ваш e-mail:

Тема сообщения:

Текст сообщения:

Ссылка на URL (по желанию):

Заголовок (название) ссылки:

Ссылка на URL картинки (по желанию):

Пароль:


Следующие сообщения | Ответить на сообщение |

РУССКАЯ ИДЕЯ (6)
| FAQ